Архивы Категорий: Проза

Главная / Проза
Идол и Мария

Книга известного прозаика Мусы Мураталиева, чьи повести и романы опубликованы на многих языках, представляет его новые романы. Сюжетно самостоятельные, они вместе с тем составляют дилогию: их объединяет эпоха — постперестроечное время и главный герой — Бек, натура творческая, лишенная своих исторических корней. В «Сказителе Манаса» он ищет для себя опору, обращаясь к легендам и «океаноподобному» эпосу «Манас». В «Идоле и Марии» он видит в приехавших земляках и привезенной ими фигурке божества свою утерянную родину. Читателей этих романов ждут целая галерея запоминающихся образов и три «ангела-хранителя»: Идол, дух Манаса и русская женщина Мария.

The World of Jeeves

This is an omnibus of wonderful Jeeves and Wooster stories, specially selected and introduced by Wodehouse himself, who was struck by the size of his selection and described it as almost the ideal paperweight. Формат издания: 13 см х 19,5 см.

Our Best Friends

Our Best Friends

Et Monter Lentement Dans Un Immense Amour…

» C’est beau un homme de dos qui attend une femme.C’est fier comme un h?ros qui, ayant tout donn?, n’attend plus qu’un seul geste pour se retourner. » K.P.

Осеннее равноденствие

Книга Гарри Гордона «Осеннее равноденствие» — вторая, срединная часть трилогии «Скатертью дорога». Первая и третья части — романы «Поздно. Темно. Далеко» и «Обратная перспектива» вышли отдельными изданиями ранее. В новом романе автор вместе со своими героями размышляет о времени и поколении, о перспективах духовной жизни…

Александр Кузнецов. Избранное. В 2 томах. Том 1. Повести и рассказы

Александр Кузнецов писатель с широким кругом интересов. Он был вице-президентом Русского исторического общества, занимался орнитологией (кандидат биологических наук, доцент), много лет работал тренером по альпинизму и горным лыжам (мастер спорта и гроссмейстер ордена альпинистов), был актером театра и кино, автором и ведущим телевизионных передач. Об этом и его книги — о птицах, об альпинистах, об отечественной истории. Его многочисленные произведения (более пятидесяти книг) всегда остросюжетны, написаны простым и выразительным языком, поэтому читаются легко и запоминаются. В первый том его Избранного вошли три цикла рассказов, а также «Повести альпиниста» («Внизу — Сванетия», «Памир — 77 год», «Два пера горной индейки»).

Смерть чиновника

— Я вчера походил беспокоить ваше-ство,- забормотал он, когда генерал поднял на него вопрошающие глаза- не для того, чтобы смеяться ,как вы изволили сказать, извинялся за то, что, чихая, брызнул-с… а смеяться я и не думал. Смею ли я смеяться? Ежели мы будем смеяться, так никакого тогда, значит, и уважения к персонам… не будет… — Пошел вон!!! — гаркнул вдруг посиневший и затрясшийся генерал.

Завеса

Когда мир рушится, остается только бороться. Лада потеряла все, чтобы обрести будущее. И теперь ее жизнь — сумасшедший круговорот приключений, из которого невозможно выбраться. Кровь, любовь, обман, дружба, предательство, боль, переживания — все это смешалось и лавиной обрушилось на девушку, которая отчаянно пытается спасти себя, своих друзей, родных… но получится ли это у нее? Или все было напрасно?

Записки военного. Беллетристические очерки, рассказы и картины из военного быта

Прижизненное издание.Санкт-Петербург, 1872 год. Типография А. Моригеровского.Владельческий переплет.Сохранность хорошая.Вниманию читателей предлагается сборник рассказов и очерков военного быта писателя и журналиста Дмитрия Константиновича Гирса (1836 — 1886).Из предисловия к изданию: «Говорят, что военный быт теперь изменился. Здесь, в столице, — да, изменился; но в глуши провинции остался почти тот же. С этим согласится всякий, наблюдавший его вблизи. В этих видах мы нашли небесполезным собрать в одну книжку настоящее рассказы, как одну из характеристик этого быта, и, дополнив их тем, что прежде не могло быть напечатано, предложить, вниманию публики. Тут, так сказать, теневая сторона быта — самая жизнь и притом жизнь домашняя, так сказать, неофициальная: блеска парадов, грома сражений, драмы борьбы, подвигов геройства, смерти в боях — читатель здесь не должен искать.Однако, нельзя отрицать и того, что теперь этот быт представляет больше светлых явлений, чем та картина, какую найдут читатели в настоящих очерках. В этом отношении нельзя не признать некоторого прогресса. Но несомненно и то, что только предстоящее в будущем введение всеобщей военной повинности радикально изменит его и, может быть, залечит две старые раны: недостаточность материального обеспечения офицеров, бедность, и низкий уровень их образования. А ведь они-то и породили многие из тех типов, с которыми читатель встретится в этих рассказах».Не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.

Портрет художника в юности

В книге представлена художественная проза Дж.Джойса, сочиненная прежде его главного труда, романа «Улисс» (1922). В основе выпускаемого собрания текстов — два романа, «Герой Стивен» (1904—1901; роман не был закончен и не публиковался автором) и «Портрет художника в юности» (1916). У двух произведений — один и тот же герой, дублинский юноша Стивен Дедал, за которым стоит сам Джойс; они тесно связаны, но вместе с тем это совершенно разная литература по стилю и письму, художественным позициям и заданиям. Помещенные рядом, два ранних романа дают очень наглядно увидеть, как работала и развивалась мысль Джойса, как росло его мастерство и менялось его понимание искусства.Комментарий, сопровождающий издание, является как обычным реальным, так и аналитическим, вводящим в смысловые, историко-культурные и биографические контексты. Заключительная статья рисует мир раннего Джойса как редкостно независимый и самобытный мир творчества, в котором художник в юности, следуя собственному «вектору Джойса» и сверяя его с «вектором Флобера», направлялся к вершине «Улисса».